Трудовые споры – это не война с работодателем, а цивилизованный
подход к решению конфликтных ситуаций на работе.

Увольнение с работы по окончании срока контракта.

Увольнение за прогулы.

Взыскание доплаты к предполагаемой пенсии с учетом инфляции.

Увольнение с работы по окончании срока контракта.

В суд обратилась гражданка «Ф», которая была приказом уволена с работы с должности страхового агента на основании Трудового кодекса по окончании срока контракта. У ответчика данная гражданка работала на данной должности с 1977 года.

Первоначально (суд первой инстанции) в иске гражданке «Ф» отказал, но она с данным решением не согласилась и продолжала борьбу дальше. И коллегия по гражданским делам Верховного Суда ранее принятое решение суда отменила.

Отклоняя заявленные требования гражданки «Ф», суд первой инстанции исходил из того, что гражданка «Ф» обоснованно уволена с работы в связи с истечением срока заключенного с ней договора. Однако выводы суда были сделаны без правильного определения всех юридически значимых обстоятельств, без правильного применения норм материального права. В силу закона срочный трудовой договор (контракт) заключается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы, или условий ее выполнения, или интересов работника, а также в случаях, непосредственно предусмотренных законом.

Как следует из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ срочный трудовой договор (контракт) может быть заключен по соглашению сторон на определенный срок не более 5 лет, а также на время выполнения определенной работы. Заключение такого договора (контракта) допустимо только в случаях, предусмотренных законом. Разрешая данный спор, суд первой инстанции, не учел положений приведенных правовых норм и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ.

Действительно, между сторонами был заключен контракт, срок которого истек. Однако исходя из требований закона суду первой инстанции следовало проверить обоснованность переоформления с гражданкой «Ф», постоянно, с 1977 г. работавшей на данной должности у ответчика, трудового договора, заключенного на неопределенный срок, на срочный договор-контракт.

Также по утверждению истицы, она была вынуждена заключить этот контракт под влиянием администрации, истица желает работать в данной должности и дальше.

Вывод: Указанные обстоятельства имеют существенное значение, поскольку в случае установления при перезаключении трудового договора с гражданкой «Ф» нарушения закона, ущемления трудовых прав работника расторжение договора с истицей в связи с истечением его срока не может быть признано обоснованным.

наверх к оглавлению

Увольнение за прогулы.

В суд обратился гражданин «П». Основанием для обращения послужил приказ о его увольнении с работы за прогулы.

Будучи не согласным с увольнением, гражданин «П» обратился в суд с иском о восстановлении на работе и оплате ему вынужденного прогула. Гражданин «П» указал, что прогулов без уважительных причин не совершал, в частности, с 27.06.0000 он не выходил на работу в связи с невыплатой ему более 2-х месяцев заработной платы.

Суд первой инстанции в иске гражданину «П» отказал. И при дальнейшем рассмотрении данного дела в Верховном Суде решение осталось без изменений. При этом в определении коллегии по гражданским делам Верховного Суда было указано следующее.

В силу закона работник имеет право прекратить работу, если задержка по выплате заработной платы составила свыше 30 календарных дней по истечении месяца, за который должна производиться выплата заработной платы, с оплатой времени приостановки работы (время простоя не по вине работника, если он предупредил работодателя бригадира, мастера, других должностных лиц) о начале простоя, оплачивается из расчета не ниже двух третей тарифной ставки установленного ему разряда (оклада).

Из содержания закона следует, что в случае задержки оплаты труда работник вправе прекратить работу, однако этой правовой нормой не предусмотрено право работника не выходить на работу по названной причине. Поэтому в период прекращения работы из-за невыплаты заработной платы он должен находиться на рабочем месте, в связи, с чем ему производится оплата как за время простоя.

В судебном заседании не оспаривался вопрос, что гражданин «П» действительно не выходил на работу с 27.06.0000 в связи с задержкой по выплате заработной платы, однако его отсутствие на основании изложенного выше не может быть признано уважительным. Соглашения между администрацией и истцом об освобождении гражданина «П» от присутствия на рабочем месте достигнуто не было.

Вывод: При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что работодатель имел право уволить гражданина «П» за прогул без уважительных причин, поскольку гражданин «П» не смог предоставить доказательства того, что причина, по которой он отсутствовал на рабочем месте, является положительной.

наверх к оглавлению

Взыскание доплаты к предполагаемой пенсии с учетом инфляции.

В суд обратился гражданин «Л» с иском к МВД Республики Башкортостан о взыскании доплаты к предполагаемой пенсии с учетом инфляции за период с 1 января 0003 г. по 22 июля 0006 г., ссылаясь на то, что продолжая работать после возникновения права на пенсию по выслуге лет, должен был получить доплату в размере от 25% до 50% от предполагаемой пенсии, но такая доплата ему не выплачивалась, в отставку ушел 22.07.0006, проработав 21 год. Просил также взыскать 1.331.979 руб. за пользование его денежными средствами и 3 млн. руб. в качестве возмещение морального вреда.

Решением районного суда г. Уфы с МВД Республики Башкортостан в пользу гражданина «Л» взыскано 15.482.208 руб. в счет доплаты к предполагаемой пенсии, банковский процент в размере 1.328.407 руб., 50.000 руб. в возмещение морального вреда и судебные расходы в размере 1.114.800 руб. С МВД РБ в доход государства взыскана госпошлина в сумме 664.562 руб.

В надзорном порядке судебное постановление отменено по следующим основаниям.

Суд возложил обязанность по выплате гражданину «Л» доплаты от сумм предполагаемой пенсии на МВД РБ. Однако судом не учтено, что истцом ставится вопрос не о возмещении ущерба, а о выплате ему ежемесячных доплат, которые он должен был получать согласно Положения о порядке установления доплаты сотрудникам внутренних дел, утвержденной приказом МВД России.

В приказе МВД России сказано, что доплаты должны производиться в пределах средств, установленных на оплату труда (денежное содержание) по соответствующему источнику финансирования.

Определяя период взыскания доплаты, суд руководствовался Закон\ом РФ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших службу в органах внутренних дел", согласно которого выплата сумм пенсии, не полученных своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию за прошлое время, подлежит без ограничения каким-либо сроком.

Необходимо заострить внимание на том, что в данном случае возник спор не о взыскании пенсионных сумм, а о доплате к денежному довольствию (к зарплате).

Суд взыскал в пользу истца проценты за пользование причитающимися ему денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ. Однако судом не учтено, что в данном случае эта правовая норма, предусматривающая ответственность за невыполнение денежного обязательства, вытекающего из гражданско - правовых отношений, применению не подлежит, т.к. взаимоотношения сторон, в том числе в связи с доплатой, регулируются специальным законодательством. Средства для доплаты выделяются из фонда заработной платы, имеющего целевое назначение, и не могут использоваться для прочих нужд.

Вывод: Решение надзорной инстанции правомерно, поскольку в данном случае рассматривался возникший спор из текста искового заявления в котором говорилось не о доплате к денежному довольствию (к зарплате), а не о взыскании пенсионных сумм.

наверх к оглавлению

← назад