Статья была опубликована в журнале "Человек и закон" (№ 1, январь 2011г.)

Интеграция Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней в правовое поле России

Права и свободы гражданина есть высшая ценность в демократическом государстве. И это утверждение нашло свое прямое отражение в ст.2 Конституции Российской Федерации. А их соблюдение не что иное, как прямая обязанность государства. Основные права и свободы человеку не нужно приобретать, каждый наделен ими от рождения (ч. 2 ст. 17 Конституции РФ).

Европейский суд по правам человека

Наряду с Конституцией РФ важнейшее практическое значение имеет, в рамках защиты прав и свобод граждан, Федеральный закон от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней». В ст.1 данного закона сказано: "Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает ipso facto (перевод с латинского языка: в силу самого факта – Прим. Авт.) и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации".

Из данного положения закона следует вывод, что постановления Европейского Суда по правам человека (далее Европейский Суд) по вопросам, в которых Российская Федерация выступала в качестве ответчика, являются безоговорочно обязательными к применению в жизнь органами исполнительной власти Российской Федерации всех уровней.

Также необходимо отметить, в п.4 ст.15 Конституции РФ сказано, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Это означает, что данная Конвенция, будучи ратифицированная Российской Федерацией в качестве международного договора, включена в российскую правовую систему. В результате этого данная Конвенция была наделена преимуществом над федеральными законами.

Однако не стоит забывать тот факт, что в силу п.1 ст. 55 Конституции РФ, перечисление в Конституции Российской Федерации и нормах международного права в соответствии с Конституцией основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умиление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Также в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (п.1 ст.17 Конституции РФ).

С учетом конституционно-правового смысла выше изложенного, можно смело сказать, что Российская Федерация непреклонно следит за правильностью применения общепризнанных международных норм права.

Конституционный Суд РФ внимательно изучает судебную практику Европейского Суда для дальнейшего использования его позиций по тому или иному вопросу в качестве вспомогательного (дополнительного) аргумента при вынесении своих решений. Данный факт на прямую способствует оперативному улучшению механизма защиты прав и свобод граждан России. Поскольку согласно ст.79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» каждое решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и вступает в силу немедленно после его провозглашения, решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет неминуемую ответственность, установленную федеральным законом.

Ратификация Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней привнесла и закрепила в правовом поле России такое понятие как «решение Европейского Суда».

Бытует мнение, что решение Европейского Суда не что иное, как судебный прецедент. И его решения следует принимать и применять как аксиому по аналогии случаев. Но данное суждение, скорее всего не стоит воспринимать буквально. Поскольку, как нет абсолютно одинаковых яблок на одной яблоне, так и нет абсолютно схожих ситуаций и дел, каждое дело наделено только ему присущим характером и оттенком, ведь в каждом конкретном случае существует человеческий фактор, который в большинстве случаев и задает тон судебному решению наряду с применимыми для данной ситуации законами.

Толковый словарь русского языка даёт достаточно четкое определение термину «прецедент» и разъясняет нам, что прецедент это: «случай, служащий примером или оправданием для последующих случаев этого же рода» (Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2002). Исходя из этого определения не сложно сделать вывод, что судебный прецедент не что иное, как судебное решение, которое может послужить оправданием по аналогии для последующих случаев со схожей ситуацией.

Но не следует забывать, что в соответствии с п.1 ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Данный факт ставит все на свои места, отсекая всякое прямое использование прецедента в судебной практике. Но при этом не коем образом не стоит недооценивать решения Европейского Суда в силу того, что решение, которое было вынесено Европейским Судом, имеет свое прямое обращение к конкретной ситуации. И именно эта ситуация получит свое разрешение исходя непосредственно из самого решения. Такая форма обращения с решением Европейского Суда наряду с п.1 ст.120 Конституции РФ защищает граждан России от принятия судьями шаблонных решений.

Но данная позиция в отношении решений Европейского Суда не затрагивает правоприменения самой Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней на территории Российской Федерации, поскольку сама Конвенция является международным договором, ратифицированным Российской Федерацией, и представляет собой одну из составных частей российской правовой системы.

Конечно, именно это захотят сказать сторонники «судебного прецедента» и о решениях Европейского Суда, но если это и возможно, то только с одной большой оговоркой, если эти решения Европейского Суда выражают общепризнанные нормы и принципы международного права. Именно тогда, когда Европейским Судом установлен факт нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и его решение содержит аргументированную правовую позицию в отношении нарушений, данное решение может быть обязательным для государства ответчика. И только тогда может рассматриваться вопрос о приравнивании данного решения к самой Конвенции.

Принимая во внимание практику Европейского Суда, при осуществлении правосудия на территории Российской Федерации, необходимо учитывать судебную практику и в отношении других участников Конвенции. Поскольку, только обобщенный опыт может дать четкую картину по тому или иному вопросу.

Прояснение содержания правовых позиций Европейского Суда и их учета в правоприменительном направлении является одним из векторов выполнения обязательств о защите прав человека и основных его свобод государствами, являющимися участниками Конвенции. Естественно подобная деятельность требует участия специалистов имеющий опыт подобной работы и соответствующий уровень подготовки. Именно по этому только при участии квалифицированных юристов будет возможно эффективное осуществление реализации накопленного опыта в высших судебных инстанциях стран.

В свою очередь Европейский Суд, прежде чем выразить свою правовую позицию, предварительно разрабатывает теоретические основы тех или иных институтов права, имеющих общезначимое значение, а также принципы правосудия и права.

Объединяя практику Европейского Суда, государства члены Конвенции, приходят к единому принципу взаимного применения норм иностранного права и признанию иностранных судебных актов на территории своих государств. Данное явление можно выразить одним словом «взаимность», и рассматривать его как частное проявление принципа равенства и сотрудничества государств, что в свою очередь приводит к международному признанию прав человека не как гражданина отдельно взятой страны, а уже как социума.

Взаимное сотрудничество государств в этой сфере можно рассматривать как частноправовую сторону принципа равенства. Говоря другими словами, равенство и взаимность как две стороны одной монеты: в публичных отношениях они равны, а в сфере частных отношений своих граждан они устанавливают взаимно приемлемые формы контактов. Таким образом, Конвенция о защите прав человека и основных свобод способствует закреплению общепризнанных международных норм и правил и верховенство фундаментальных (основных) прав человека.

При этом следует иметь в виду, что судьи каждой страны все-таки должны стараться учитывать те положения применения фундаментальных прав человека, которые были установлены в сходных ситуациях судьями международных судов. Именно тогда, процесс интеграции законодательства одного конкретного государства в международное законодательство будет происходить по нарастающей. И только в этом случае граждане каждого отдельно взятого государства не будут чувствовать себя оторванными от внешнего мира.

Возвращаясь к вопросу «судебного прецедента», исходящего из решения Европейского Суда, хочется отметить, что использование в судебной практике судьями прецедентного принципа применения права в Российской Федерации повлечет за собой серьезный подрыв Конституции РФ как основополагающего закона страны. Источником подрыва конституционных устоев в данном случае может быть то, что подобное использование решений Европейского Суда рискует породить деформацию правоприменительной практики России, основанную на независимости судей. Используя решения судов в качестве закона, в процессе осуществления правосудия, будет происходить отстранение от принципа состязательности в судебном процессе, тем самым стороны будут лишены возможности доказать свою правоту, что впрямую будет ущемлять их права. И тогда судебный процесс станет походить больше на механическую работу, а не на осуществление правосудия.

Именно по этому Конституционный суд Российской Федерации, изучая правовые позиции Европейского Суда, направляет законодательный процесс и любую правоприменительную практику на то, чтобы она соответствовала цивилизованному, современному пониманию прав граждан. Своими положениями Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней наряду с Конституцией РФ закрепляют права граждан России, а правовые позиции Европейского Суда способствуют укреплению конституционности и законности этих прав как составной части европейского правопорядка.


Автор: Курилов Е.В.


← назад